«Геликон-Опера» в исторических стенах

17.11.2015 г.

«Геликон-Опера» в исторических стенахЗдание «Геликон-Оперы» претерпело настоящий апгрейд. Его отремонтировали и отреставрировали. Эта новость взбудоражила шумную волну сплетен. Отчего же?

Наконец-то, на Большой Никитской около консерватории будет настоящий оперный театр, а не очередные офисы страховщиков или банк. «Геликон» получил в своё распоряжение историческое здание – особняк княгини Шаховской.

Театр Бертмана выслушал множество самых разных упрёков. Ему вменяли вину в пошлости и чрезмерном авангардизме. А стилистику режиссуры посчитали слишком европеизированной, причём истолкованной неправильно. Подняли на свет списки тех, кто покинул «Геликон» и стал служить в Большом театре и театре имени Станиславского. Отчего же эти театры не обвиняются в авантюристской режиссуре и неимении больших голосов?

Травля театра началась с упрёков в недостойной эксплуатации исторического особняка. Якобы лидеры общественности вошли в состав «Архнадзора», уже выставлявшего претензии «Геликону» в «убийстве» старомосковского здания. Причём эти самые деятели, стоя в исторических зданиях Венгрии, Франции и Великобритании, специально приспособленных под оперные театры, воздавали овации артистам и организаторам. Столь неприкрытое лицемерие бросается в глаза. Дмитрий Бертман приложил колоссальные усилия, чтобы заполучить разрешение мэрии и неподдающегося стройдепартамента не останавливать реконструкцию ради музыки и истинных её ценителей.

Долгожданный момент открытия наступил. Основной зал рассчитан на 500 зрителей, а малый на 200. Уже куплены рояли в москве для нового театра. Кроме того, новый «Геликон» буквально испещрён многочисленными залами, гостиными и коридорами. Конечно, театр не стал в одни уровень с Большим. Но он словно ожил. Теперь та история, что пропитала здесь стены, насытилась настоящей культурой. Сюда в своё время приходили Дебюсси, Пушкин и Станиславский. Уже одного этого много, чтобы отдать должное самой сущности театра.

Открытие продемонстрировало чудесные инженерные решения. «Геликон» обрёл многое, недоступное русским театрам – финансовые возможности. Здесь есть поворотный круг в двух проекциях, машинерия с наворотами и двадцать шесть мобильных платформ. Световые приборы радуют душу.

На торжественном мероприятии был Дмитрий Хворостовский. Он не только воздал должное «Демону» Бертмана, но и поддержал «Геликон» в его борьбе. Если сравнить Россию с Англией, то первая значительно уступает второй в количестве добротных небольших театров оперы. Вся Европа усыпана ими. Их поддерживает государство. И существуют они именно в старинных зданиях. В Германии таких театров пятьдесят, столько же в Италии, во Франции тридцать. А в необъятной Москве всего восемь, столько же сколько в уютной крошечной Вене...